Семь золотых слитков Семь золотых слитков
 
  Теория Практика Экономика о науке  

Главная

Эксперименты

Четыре способа исследования мира
Восемь неожиданностей, подстерегающих экспериментатора
Семь чудес, случающихся во время исследований и экспериментов


Экономика. Теория

Экономика. Практика

Экономика о науке



Восемь неожиданностей, подстерегающих экспериментатора

1487 - восемь неожиданностей для экспериментатора

1. Тихий и спокойный эксперимент окончился большим «Барабум». (Вариант: вместо огромного Барабума случилось маленькое «мяу».)
Классика жанра. Таким ситуациям посвящены баянные уже несколько столетий анекдоты, философские эссе и наработанные оборты нецензурной лексики. Но так ли уж надо расстраиваться, если случившееся событие сильно отличается от того, что ожидалось? (Речь, правда, не идет об экспериментах типа "А давайте направленно бабахнем кучкой водоробных бомб и посмотрим, уцелеет ли планета?) По большому счету «барабум» может оказаться не таким уж плохим вариантом (при условии, конечно, что уцелела лаборатория, оборудование, экспериментатор и лаборанты...) - позитив излагается чуть дальше.

2. Результаты исследований оказались в прямом противоречии с теоретическими выкладками и прогнозами.
Взгляните на это с позитивной стороны - возможно, вы на пороге великого открытия (см. п.4 следующего раздела). Опять же, никто не мешает рассмотреть сложившуюся ситуацию подробно и попытаться выяснить, что же именно привело к столь неадекватной реакции мира. Может, удалось прищучить особо заковыристый и потенциально коммерчески востребованный эффект? И даже, если не так, к услугам экспериментатора богатые на прописные истины сборники афоризмов. "Отрицательный результат - суть тоже результат" - этим можно оправдать любую неудачу исследовательской практики.

3. Вместо нового фантастического нечто получилось непрятное и плохо пахнущее то самое.
Рано или поздно любой исследователь в любой области науки оказывается в этой ситуации. Можно даже сказать, что если экспериментатор ни разу в подобный казус не вляпывался, у него еще все впереди, ему еще предстоит настоящее "крещение" очень неожиданными результатами.

4. Строго поставленный классический опыт не совпал ни с одним результатом других экспериментаторов.
Да и фиг с ними - классическими результатами. Нормальные исследователи всегда готовы к таким казусам. Наоборот, строгое совпадение обычно настораживает - если все блестяще получилось, скорее всего где-то допущена ошибка. Так что непопадание в известные модели и графики - это просто еще одна тема для исследований: где, в каком месте установки, в какой расчетной формуле, в каком определении границ была допущена неточность? Настоящие исследователи обычно посвящают этим тонкостям гораздо больше времени, чем на сам исходный эксперимент. Зато и результаты могут быть поразительными. (опять же - см. п.4 следующего раздела).

5. Эксперимент чисто физически вышел за рамки отведенного пространства (и отправился восвояси).
Ловите его! Скорее ловите!.. А-а, ну что же вы... Ушел...
Самое главное в таких ситуациях - быть уверенным, что "ушедший" эксперимент останется в ограниченном пространственно- временном континууме и не наделает слишком большой "барабум". (Ну, или улетит за пределы Солнечной системы, чтобы не возвращаться обратно - если речь шла о хитроумной космической штуке.) Обычно славу наиболее склонных к нестабильности экспериментов приписывают разным химическим соединениям веществ - получающиеся при этом "барабумы" часто превосходят все мыслимые ожидания экспериментаторов. Но в последнее время за роль самых отчаянных исследователей активно борются и физики - причем не только те, чья область интересов включает в себя ядерные реакции, но и те, кто мирно и спокойно строит подземные тоннели в надежде поймать бозон Хиггса. На пятки им наступают генетики - у этих экспериментаторов результаты опытов могут разбежаться в самом прямом смысле, и кто знает, может будущее - за людьми с фосфорецирующими лапами?

6. Никто не понимает, что собственно означают полученные результаты (хотя чистоту эксперимента не оспаривают)
Это очень обычная ситуация. Куча формул и графиков, месяцы построения моделей и проведения вычислений, сотня пачек бумаги, переведенной на распечатки и черновики - а в результате все вежливо кивают головами, сообщают, что "Это интересно", но внятного понимания того, что сделано - ни у кого нет. Для экспериментов в новой области - это, безусловно, только на руку исследователю. Из черновиков и распечаток собирается толковая научная статья, отправляется в толстый журнал с устойчиво хорошей репутацией - и после публикации можно пару дней наслаждаться своим триумфом. Если ваши результаты попросту никому не интересны - то и обсуждать нечего. Но если, вдруг, нашелся один (а может и много) умник, которому не терпится указать вам на ошибку, неточность, принципиально неверный подход и т.п., и т.д. - ура! - вы ворвались в сообщество братьев по разуму (и по совместительству - себе подобных любопытных).

7. Гениальные результаты первостепенной важности получили в другой лаборатории на две недели раньше вас
Такое случается намного чаще, чем принято считать. Некоторые примеры становятся притчей во языцах. Другие - политическими слоганами. Некоторые так и остаются достоянием узкого круга информированных лиц. Достаточно часто иные экспериментаторы, даже совершив великое открытие, так и остаются в неведении относительно его истинного величия (пока кто-то им не сообщит, что другому вручили за то же самое Нобелевку). Как бы там ни было, идеями полон космос. Все дело только в том, чтобы нужная идея оказалась поблизости от подходящей головы в нужное время. Поскольку подчас подходящее направление мысли оказывается неким общим вектором мыслительного процесса всего ученого человечества - первооткрывателей оказывается несколько. Остается только пожелать, чтобы именно вы были не просто первым - а общепризнанным первым.

8. Мир оказался в опасности
Вам показалось, что это такое гиперболическое допущение? Отнюдь. Первая проблема заключается в том, что множество серьезных и глобальных открытий совершается за счет военных и по их если не прямому указанию, то косвенному участию. Вторая состоит в желании военных любое мало-мальское открытие покрутить так и сяк с мыслью отыскать ему некое уничтожающее противника применение. С учетом, что даже первая поднятая обезьяной палка вполне справлялась с этой задачей, понятно, что увернуться открытиям от военных удается не часто. Поэтому, товарищи экспериментаторы, будьте аккуратны в трактовании результатов своих опытов - и если уж создали нечто глобально-опасное, не трындите об этом с гордостью на каждом перекрестке.



Следующая страница: Семь чудес, случающихся во время исследований и экспериментов


  • Начало   • Эксперименты   • Восемь неожиданностей, подстерегающих экспериментатора  
  © Семь золотых слитков, 2009-2016. Экономика и финансы. Теория и практика.
Учебные и обобщающие материалы для студентов и начинающих экономистов.
Практические рекомендации для профессионалов и специалистов.
О проекте
E-mail
Карта сайта
Tatsel.ru

Яндекс.Метрика